Журнал "Советское фото" март 1988. Часть первая

"...Впервые о «Варяге» мы с Александром Гущиным ус­лышали в Иркутске. Не о крейсере, понятно, а о военно-спортивном лагере для подростков на Брат­ском море. Потом о нем же нам говорили в Челябин­ске, Москве. А это уже возбуждало интерес: вроде бы рядовой лагерь — не «Артек», не «Орленок», а так широко известен. Но до поры до времени привлека­тельная тема оставалась как бы в запасниках. Было яс­но, что надо делать фото­очерк— лагерь был мор­ской, а значит, «снимабель-ный» вдвойне — дети ведь уже сами по себе — бла­годарный объект для фо­тографа. Кроме того, «Ва­ряг», судя по рассказам, был лагерем весьма свое­образным— это подтвер­дилось, когда наступил мо­мент исполнить наш замы­сел.
Растрепанные, чумазые мальчишки в тельняшках и робах бегали между палат­ками, кричали, свистели, толкали друг друга. Не все, конечно, но именно эти • первую очередь бросались в глаза.
«Сущие пираты!» — бросил нам седой капитан «Варя­га» Фред Юсфин и напра­вился к радиорубке, что­бы дать сигнал общего сбо­ра и построения. Навер­ное, ему хотелось пока­зать, что мы попали не в вольницу, а в пусть и не стандартную, но все же организованную команду. Гущин приготовил камеры и ждал первого кадра. Че­рез несколько секунд пос­ле сигнала один из юнг (так называют здесь вос­питанников) уже стоял на плацу. «Не к добру это,— заметил помощник капита­на.— Не помню за ним та­кого — не иначе что-нибудь натворил». Впрочем, раз­бора не последовало — жизнь здесь регулируется самими ребятами — при­знано как факт, что в 12— 16 лет человек вполне способен за себя отвечать. И это несмотря на то, что контингент в лагере — спе­цифический: приоритетное право попасть сюда пре­доставлено так называе­мым «трудным» подрост­кам..."
Подробнее: