Газета "ИЗВЕСТИЯ" №156 (22694). Понедельник, 5 июня 1989 года. Часть третья.

"...Грязин И. Н., заведующий от­делом Института философии, со­циологии и права Академии на­ук Эстонской ССР, г. Тарту (Пярнуский национально-терри­ториальный округ, Эстонская ССР). Уже затрагивался этот вопрос: что делать с этими до­говорами, протоколами? Вопрос юридический. Денонсировать — не денонсировать? Аннулировать — не аннулировать? Тут, кста­ти, была высказана довольно оригинальная концепция о том, что в 1941 году часть договоров потеряла силу. Концепция ориги­нальная, тоже заслуживает рас­смотрения. Но для этого комис­сия и создается.
О чем идет речь? Простите, эти 8 строк печатного текста за­служивают того, чтобы их зачи­тать. Читаю: «23 августа 1939 года. Москва. Пункт I. В случае территориальных и политических преобразований в областях, при­надлежащих прибалтийским го­сударствам — Финляндии, Эсто­нии, Латвии, Литве,— северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. В этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими сторонами. Во-вторых, в случае территориальных и поли­тических преобразований в об­ластях, принадлежащих польско­му государству, сферы влияния Германии и СССР будут разгра­ничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан»..."
Подробнее: